Барон Таубе

Февраль 17, 2013 - 10:49 пп Комментарии к записи Барон Таубе отключены

Старшая дочь Таубе вышла замуж за барона Нолькена. А сын Харри был почти ровесником моему брату Эдуарду. Случалось, они играли вместе. Однажды, когда мальчики «сражались» деревянными мечами, Харри больно ударил по пальцу Эдуарда. Брат разозлился, подскочил к «противнику» и начал колотить его по голове, спине, куда попало. Потом отцу пришлось долго объясняться с бароном.

Барон Таубе мог спокойно улыбаться — он не знал, что такое физический труд. У него были помощники, которые крепко держали в узде мызных батраков. Поскольку барон жил в имении только летом, действительным хозяином Кабала являлся управляющий фон Эйхен. Он жил отдельно в доме на развилке дорог. Квартира амбарщика Ойдермана была в том же доме, что и наша. Его «фрау», кроме всего прочего, заведовала еще и мызной, школой для малышей. Четыре сына амбарщика всегда играли вместе с нами. Позднее, в годы гражданской войны, один из них, Отто, в чине майора эстонской буржуазной армии командовал так называемым «сакаласким партизанским батальоном». В 1924-м он спился и умер от отравления алкоголем.

Кубьяс жил недалеко от мызной конюшни, где держали рабочих лошадей. Управляющий, амбарщик и кубьяс, все трое высокого роста и крепкого телосложения, походили на братьев-близнецов.

Остальные «должности» занимали люди, игравшие более нейтральную роль в жизни мызных рабочих. Маслодел и главный скотник жили под одной крышей в здании маслобойни, недалеко от коровников и свинарников. Маслобойня и сыроварня работали круглый год. За большим садом с плодовыми деревьями и кустами всевозможных ягод, за оранжереей и цветником ухаживал садовник со своими помощниками. Винокуренный завод находился в скотоводческой мызе Мяо. Отсюда барду в больших бочках возили в Кабала на корм скоту.

В имении жили три кучера во главе со старым краснощеким Мадисом. У него всегда было очень важное выражение лица, особенно когда он садился на облучок кареты, запряженной четверкой рысаков. Блеск его цилиндра соперничал с блеском лакированной кареты, чистых лошадиных боков и медных частей упряжи. Конюх Кягу или, как его называли, «штальмейстер» следил за всеми лошадьми мызы, а их насчитывалось более сорока. Его сын Кяо Кусти — в те дни завсегдатай нашей компании — позднее стал известным революционным бойцом. К слову сказать, в 1945—1946 годах он работал парторгом Кабалаской волости.

Комментарии закрыты.