Остальных мальчишечьи

Февраль 17, 2013 - 10:52 пп Комментарии к записи Остальных мальчишечьи отключены

Остальных мальчишечьи проделки не интересовали. Управляющему же очень редко удавалось поломать чью-нибудь удочку — охотники за карасями имели проворные ноги. Удобнее всего ловить карасей было корзиной. Ее покрывали мешковиной с отверстием по середине, ко дну привязывали кусок хлеба, который в течение нескольких часов заманивал в ловушку десятки крупных карасей. Добычу жарили на костре в каком-нибудь укромном месте подальше от пруда.

Но далеко не всегда ребятам выпадали такие беззаботные дни. Мыза очень рано начала использовать нас на различных работах. Одной из них и была прополка всходов на полях, проводившаяся каждую весну. В ней должны были принимать участие дети всех мызных батраков. Работа шла быстро и без особого напряжения. Острые лопаты легко разрубали корни чертополоха и опостылевшие всем сорняки засыхали под лучами солнца. Прополка должна была гарантировать хороший урожай. Хотя работа сама по себе и не являлась тяжелой, но рабочий день тянулся от зари до зари и утомлял именно этой своей чрезмерной длительностью. Находясь постоянно в движении, да еще на свежем воздухе, дети никогда не страдали отсутствием аппетита и уплетали найденную на поле «заячью картошку» — корневища толстолистного растения, которые, очищенные от кожуры, имели довольно приятный вкус. В тот раз, когда кубьяс ударил меня лопатой, я выкапывал именно «заячью картошку». Мне, конечно, досталось бы гораздо больше, если бы взбесившегося кубьяса не осадил случайно проходивший мимо силач Мулликас.

И было бы крайне несправедливо, если я обошел бы молчанием Александра Мулликаса. Пожалуй, никто из ребят, работавших в тот раз на поле, никогда прежде не встречался с ним. Но слышали о нем абсолютно все. А один из его подвигов до сих пор живет в памяти местных старожилов.

… С самого раннего утра на поле хутора Ванга, что в деревне Пала, можно было видеть мужика, пахавшего на белой лошади. Но даже беглый взгляд мог заметить здесь явное несоответствие. Мужик был высокого роста, ширококостный, лошаденка же — маленькая и немощная. Низкорослая кляча из последних сил тащила соху, а мужик тянул ее назад. Еще не наступил полдень, а лошаденка окончательно выбилась из сил. Тяжело дыша, она сначала остановилась, а потом рухнула на пашню.

Остановился и мужик. Смахнув струившийся по лицу пот, он подошел к лошаденке, погладил ее по шее, дал охапку сена. Но все попытки добром заставить ее работать окончились безрезультатно. Еще меньше помогла грубость.

Комментарии закрыты.